?

Log in

No account? Create an account

Feb. 12th, 2019

К аккредитации университет противопожарно оснастился жуткими металлическими дверями, разделяющими коридоры, холлы, пролеты между корпусами. Двери имеют довольно высокие металлические порожки. На одной двери, в переходе с Тургенева на Ленина, висит подробное, любовно распечатанное разными шрифтами объявление:
*Внимание!
Очень опасный порог, можно споткнуться,
будьте осторожны!"
Внизу, коряво, наискосок, мрачно: *споткнулся, читая объявление*.
оказавшийся в этом месте
рассыпается паззл - не весь ты,
а душа, засмолённая заживо
в диком пейзаже.

под тобою три тысячи до
внятно высеченного плато,
и у ночи на лбу голубом
тика-луна. Оммм!
обнаглевшая прокуратура снова открывает дело дятловцев с тремя *основными* версиями природного характера. мутно толкуют о возможной эксгумации. экспедицию собрали. и снова ничего не выйдет - ни у тех, кто не скажет правду, ни у тех, кто не поверит ни единому слову. силы пока равны

Feb. 2nd, 2019

осень-утро
утро. на работу мне счастливый путь.
пристрелил бы кто-то, братцы. кто-нибудь.

осень-ночь
прозрачный организм трамвая
промчался мимо, помавая
пантографом как плавничком.
и тишина. и ночь ничком

***

зима-утро
Тонко заснежило улицу и тротуар.
Папоротником отпечатался чёткий след
Пары подошв и протекторов пары пар
На миллионы пустых, остывающих лет.

зима-ночь
Миру - мир, снегу - снег, ели – ель,
Нам – сквозняк, сладкий чай и постель.

***

весна-утро
Карандашными помарками,
невесомыми комариками
Велосипедисты по маю пролетают…
а я хромаю

весна-ночь
как жаль, что среди снулых свердловчан
не дует ветер batticaloa kach-chan

***

лето-утро
...но свежесть травы огуречной
заменит ли душный бутик?
собака идёт мне навстречу,
а с птичкою мне по пути.

лето-форева
Этот облачный, вечнозеленый, жарко-ветреный полдень.. да!
Я б замкнула его в медальоне и носила на сердце всегда.

сокращение дробей

холодно, тихо и пусто.
над зачехлённым партером сонного снежного сквера
дерева тёмная люстра
великолепно свисает с оперного поднебесья.
веет невидимой взвесью моцартовских ансамблей

холодно, тихо и пусто.
над зачехлённым партером сонного снежного сквера
дерева тёмная люстра
великолепно свисает с оперного поднебесья

холодно, тихо и пусто.
над зачехлённым партером сонного снежного сквера
дерева тёмная люстра

холодно, тихо и пусто.
над зачехлённым партером сонного снежного сквера

холодно, тихо и пусто.
Пахнет супом из открытой форточки,
Спрятаны под ковриком ключи.
На столе записка мамы дочке:
«Съешь обед и музыку учи».

Май в лиловых медуницах, классики,
Ручеёк пузырится как брют.
Ничего не знаю я о джазе,
О шампанском - Гедике зубрю.

Сонатина, два этюда, гаммы,
Солнце, битки стук и клавиш гладь.
На столе записка дочки маме:
«Доучу, доем, ушла гулять».
*поднять и скинуть крышку люка*..
примкнуть крыло, на взлёт и круто
сначала вверх, потом на юг, а
автобус дальше, по маршруту.

на ночь простуженному хорошо съесть тарелку свежего борщу. даже если он получился *собачий*, т. е. недостаточно красный. будучи не в себе, не брызнула уксусом на свёклу. но все равно ночной боржч - это правильно

три бессонницы

собрала три стишка, написанных во время бессонных ночей:

осенней:

спит любимая страна
не лежится и не спится
только мне болит спина
лето плоское как пицца
испеклось оно (она)
сыр оливки и салями
дым над чистыми полями
вот и осень пей до дна


зимней:

какао-бобы раскрывают свой вкус,
а я закрываю свой глаз
и чувствую: ныне я дикий тунгус,
и жизнь моя не удалас(ь).

кто скачет, кто мчится под хладною мглой?
не я — я жую Кара-Кум,
и так чтобы это бы мне помогло
сказать вам, друзья, не могу.


и весенней:

навылет время и весну
пронижет майский хрущ,
и я под яблоней усну
далеких райских кущ
на раскладушке. стук лото,
вареньем пахнет сад..
здесь тёплый вечер, стол и дом.
Не открывай глаза.
Сегодня снежный солнечный день. Утром в лифте пахло горячим вареньем. Поскольку сезон прошел, да и мысль о соседском обмене я отмела как бредовую, угощают все же закрытой банкой, а не дымящейся миской, прихваченной полотенечком, это был чей-то парфюм. Мне нравится. Как запах яблок-падалок, дыма от пала травы весной или белья, сохнущего на морозе. Банальные вещи, но два последних аромата уже так просто и не почуешь. Да, еще, конечно, запах чернил на лощеной бумаге. Тоже ушёл за дальний кордон. Моя последняя арабская вода пахла такой.. пропеченной солнцем степью (семья ласково кликала ее «горелым утюжком»). Я иногда, без особенной надобности, делаю вечером сухарики из белого хлеба, побрызгав на него сладкой водой. И приоткрываю духовку - жизнь становится веселее.
Другое дело, утром варить кофе и рыбу Джемсе одномоментно. И тоже нескучно.