Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пальчики

был у меня когда-то стишок

Вечер чист и путь далёк -
Одиночный, пеший.
Я сегодня колобок,
Ото всех ушедший.

Вдруг впечатаюсь щекой
В паутины мякоть…
То ли хочется покоя,
То ли просто плакать.

То ли двинуть прямиком,
То ли заблудиться,
То ли чаю с коньяком
Из ручья напиться.

Сесть на кочку как на трон,
Голову задравши:
Неба выцветший плафон
Облачком украшен.

Замерла на небе жизнь,
Все куда-то делись -
Самолёты унеслись,
Боги разлетелись.

Будто бальный зал кругом,
ДеревА – колонны,
Тих и гулок окоём,
Солнцем опалённый.

Пусто, пусто место свято,
Не шумит, не дышит.
Расползлись мои опята,
раскатились шишки.

Разошлись волчки в лесу,
Разбежались лоси.
И одна, лицом к лицу
Я встречаю осень.
девушка

фрагмент старого августовского стишка

то есть про конец лета

..с песней Kawaii Radio
перьями красить пряди
будет зелёный как раз
в цвет наших пьяных глаз

сделать из писем салфетки
чтоб из-под блюдца: «приветик…»
в хлебнице «…имая Лара»
лаковых бубликов пара

лета варенье сварилось
сахарной пенкой покрылось
каплей упало на свитер
осенью… завтра выстираем.
пальчики

placebo

***
как фамилья саграда терем
недостроенный, брошен сад.
звёзды девичьего винограда,
в нём потерянные, висят.

брызжут птички из брёвен в кроны,
затихают, и надо лбом
тёплый вечер, широк и ровен,
словно Хронос идёт с серпом.

***
стихотворенью надобен каркас:
оно взлетит как роза по шпалерам
и в аромате vinho da Madeira
соцветия откроет сонный глаз.
девочка

что-нибудь

такие нежно вырезанные, новые тонкие листья, что хочется что-нибудь про любовь


я врежусь грудью грустно, безрасчётно
в любви торос...
оплывшие бульдожьи дрогнут щёки
вчерашних роз

***
ветер листья сдаёт – я пас.
хоть червовые, хоть трефовые -
всё не в масть они, всё не в масть
эти дружбы мои - любови.

пахнет жжёной проводкой душа
и искрит от любого привета.
хороша ли я, хороша,
да на кой мне уже всё это.

лучше рифму мне насвисти,
намурлычь шотландскую песню,
и лети себе, и лети -
Nemo Me Impune Lacessit.
мужчина на стуле

любимая цитата

вспомнила (незапно)

THE PAST is a foreign country: they do things differently there.

Из отличного романа *Посредник* Л. П. Хартли, и хорошо переведенного. Между прочим, я его разыскала и прочитала после того, как встретила эту цитату в романе Стивена Фрая *Моав - умывальная чаша моя*. Так и находишь свои книжки, довольно странными путями.
пальчики

связка старых стишков как баранки на тёртой верёвочке

стихотворение – кровопускание
и проливание близкой слезы
и превращение глаза из сканера
в око фасеточное стрекозы

много ли бедному надо для счастья?
меньше и глуше болит голова,
белым бинтом обвивают запястья
эти нескладные в рифму слова

***
Половина неба синяя
Половина неба белая
Это облако дебелое
Наплывает, пасть разиня, и
Вот оно проглотит звёздочку
съест луну как тыкву пресную
щёлкнет тыквенною косточку -
Жизнь мою неинтересную

***
Кто-то рисует – я совсем не умею. Если бы я могла,
Вырезала бы в снежном насте камею веточкой. И смела.

Другие дивно поют контральто. Когда бы Господь привёл,
Светился бы голоса яркой смальтой забытый пустой костёл.

Некоторые… ну просто они прекрасны. Будь я самая та -
Перешла б босиком бетонную трассу мимо и навсегда.
девочка

ужасный день, хоть вспомнить любимый стишок, может, полегчает

мысли о месяце термидор и соусе грюйер

барбариска во рту и щекотно щеке,
разлетается платье оборочкой,
и кирпич из солдатской пекарни в руке
жарко пахнет хрустящею корочкой.

рядом Берта шагает, собака ничья,
тоже любит она барбарис,
но сосать не умеет конфету, как я, -
исключительно хрумать и грызть.

на плацу разливается плач трубача,
дальним уханьем вторит оркестр,
объедаем мы все уголки кирпича
и расходимся возле подъезда.

где-то лобстер парит над небесным столом,
сырной корочкой дерзко маня,
но вкуснее, чем хлеб с этим сладким стеклом
в середине далекого летнего дня
никогда ни для Берты и ни для меня
ничегошеньки стать не смогло
девочка

флешмоб - книги на букву *А*

от rezoner получила букву *А*.

Амок. С.Цвейг. Прочла в 10 лет. Натурально - впечатление тяжелое. Духоты, качки и отвращения, как в той каюте под средней палубой. Родители должны ставить эти книжки не во второй ряд в книжном шкафу, а куда-то под замок до поры до времени.

Александрийские песни. М. Кузмин. Как можно догадаться - тоже в 10. Переписала в тетрадку аккуратным своим почерком:
Когда мне говорят: *Александрия*,
я вижу бледно-багровый закат над зеленым морем,
мохнатые мигающие звезды
и светлые серые глаза под густыми бровями,
которые я вижу и тогда,
когда не говорят мне: *Александрия!*
Эти прекрасные цвета и воздух вечернего недостижимого города, эти светлые глаза под тёмными бровями, совершенно неважно кому принадлежавшие - блаженное чувство.

Альтист Данилов. В.Орлов. Книжка, оставшаяся в своём времени, мне кажется. Но в том времени её прочли буквально все. Совершенно не тронули, помнится, рассуждения о музыке и лирическая линия с Наташей. Повеселее - Клавдия и хлопобуды и, конечно, мой фаворит - синий бык Мигуэль. За быка автору большое человеческое спасибо.

Автобиография. А.Кристи. Могут сказать, тут бери любую, но нет, они всё ж обычно называются как-то особо: у Китано, к примеру, *Kitano par Kitano*, а у Кристи *An Autobiography*. Вообще-то не люблю этот жанр, но иногда ничего. Здесь ясный, разумный путь, работа, достоинство и рациональность. И при этом какой живой, свободный ум. Зайти в кафе, услышать смешное имя и заплести его в рассказ, собственно, рассказ из него и вырастает. Долго и трудно ухаживая за бабушкой, заметить, что старики подозрительны не только болезненно, но и чтобы разнообразить жизнь - представлять, что тебя отравят - это ж интересно! Ну и мой любимый неяркий юмор - *в то время я все еще считала, что писать книги - это естественное развитие умения вышивать диванные подушечки*.

Апельсин. С.Писахов. Это не книжка, а маленькая рассказка, по ней ещё мультик с голосом Леонова снят. А просто захотелось вспомнить. Очень люблю и Писахова, и Шергина, дивный переливчатый северный говор.. Не про Апокалипсис же писать, хотя там слог тоже прекрасный.
пол-селфи

два зимних стишка

Сегодня пошёл серьёзный снег. И идёт целый день. До постоянного покрова ещё далече, но всё же - первый привет. Ознаменуем двумя зимними стишками, точнее, одним демисезонным, а вторым уж
по-настоящему холодным.

"Екатеринбург. Осень-зима"

Осень пряди влажные сдувает
С тяжкого усталого лица,
Некрасивый город одевает
В золотые ризы грязи царской.

А зима подышит пудрой снежной,
Поцелует сухо: «Кель доммаж…»
И на лбу проступит сеткой нежной
Монастырской скудости пейзаж.

Упорхнут озимые подружки -
И откроет город небесам
Сквозь ресницы мёрзлой медной стружки
Серые хрустальные глаза.

"Просто зима"

То на косой, то на прямой пробор
Сдувает ветер снеговые пряди.
Зима стоит как каменный собор
Под белым солнцем в ледяном окладе.

Прохожие как иноки бредут,
Отяжелевшие, полуслепые,
И кажется: мы не сейчас, не тут.
Когда-то, где-то, все равно.. в России.