Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

мужчина на стуле

(no subject)

квартира, в целом, в порядке, а мой рабочий стол завален и жуток. хаос захватил пол-дивана рядом. Джемса ушёл от меня в другую комнату. ценно, кстати, что эта другая комната есть. а люди ведь в одной о стенки бьются. болит голова. если бы зазеленела большая ива напротив окна - стало бы полегче. вернулся Джемса, он намекает на ужин. нешто пойти задать коту.. и испечь бисквит.. песочное и слойки уже были.

возможно ль домашним печеньем
и курицей с рисом в печи

доставить душе облегченье
и силу судьбы приручить

кофейник аллегро виваче
солонок и блюдец фигня

а волны и стонут и плачут
в кипящую бездну маня
девочка

Гражданин и обыватель

Утром кормлю кота, развешиваю белье из стирки, готовлю завтрак, протыкаю вчерашнюю капусту, причесываю кота, варю кофе, драю полы в коридоре и кухне, стыжу кота за выпрашивание добавки, падаю выпить кофе.
Мама появляется в дверях с рамочкой для хотьбы,
М.(задумчиво):«Все же Тереза Мэй - это какая-то пародия на Тэтчер, правда?»
Я: одобрительно булькаю, захлебнувшись кофе caballero.
девочка

что-нибудь

такие нежно вырезанные, новые тонкие листья, что хочется что-нибудь про любовь


я врежусь грудью грустно, безрасчётно
в любви торос...
оплывшие бульдожьи дрогнут щёки
вчерашних роз

***
ветер листья сдаёт – я пас.
хоть червовые, хоть трефовые -
всё не в масть они, всё не в масть
эти дружбы мои - любови.

пахнет жжёной проводкой душа
и искрит от любого привета.
хороша ли я, хороша,
да на кой мне уже всё это.

лучше рифму мне насвисти,
намурлычь шотландскую песню,
и лети себе, и лети -
Nemo Me Impune Lacessit.
спины

а листьев все нет

Новостроек дырчатые хлебцы
В небо поднялись на горизонте.
А кто-то видит горы в трех проекциях,
А кто-то море с ярким пляжным зонтиком.

Дерзкая поджарая ворона
Глянет мне в глаза и каркнет глухо.
А над кем-то беркуты огромные,
Реют альбатросы белобрюхие.

Нескафе обычный растворимый
В горло лью как льют наркотик в вену.
А где-то пшёнка нежно пахнет дымом
В котелке у речки бурно-пенной.

Синее, зелёное, зеркальное,
Я давно не с вами и не в теме.
А гляжу на кран подъемный дальний
С “гарднером”, в халате, как богема.

Мы с вороной щуримся в пространство,
Ждём, когда на сером и усталом,
Развернувшись, вспыхивает кран
Золотой зарницей над Байкалом.
девушка

будет же когда-нибудь тепло

вспомнила для Лема, который тоже любит Бебо Вальдеса.

Пьяный экспромт в сбитом ритме мамбо

В наушниках играет Бебо Вальдес,
Не слышно шума городского мне.
Шагаю ровно (то есть я стараюсь)
Под музыку, как муха по стене.

Вот светофор мигает неисправный,
Смиренно мнется призрачный народ,
И вдруг он поворачивает вправо -
Косяк тугих серебряных селед.

Над травами дремучего газона
Висят цветы, не видно цветоножек.
Такая аномаленькая зона
С тарелочками белых НЛО-шек.

(глупо хихикает, затем берёт себя в руки, с достоинством)

Да, автор выпил (то есть я надралась),
И в этих летних сумерках красивых
Материй объективная реальность
Дана мне в ощущеньях как-то криво.

надо восстановить свой рингтон из *Миссисипи мамбо*

девочка

Две депрессивные лыжные прогулки.

Это я себя настраиваю на воскресенье. Пошла бы завтра, да надо на службу.

Прогулка № 1. Хмурое утро.
Высохший остов растенья
Сугробом обветрен,
Зонтик шуршит средостеньями
Бывших соцветий.

Бронховым подсвистом сипло
Над зонтиком дышит,
Словно спускающий ниппель,
Утренний лыжник.

«Как же вас звали, дудочки,
Зéлены травы?
Что-то такое шуточное…
Дягиль кудрявый!

Да, ароматы тех роз
В толпе затерялись…»
Шаркая, лыжник уполз,
Дудки качались.

Реял бесцветно-вафельный
Снежный рассвет,
Как негатив фотографии
Яркого лета.

Прогулка № 2. Солнечный вечер
Крахмальный снег в полосках светотени
Старается искриться и сиять.
(Как в школьном третьеклассном сочиненьи -
«Четыре» - грамотность, а содержанье – «пять»).

Могучи сосны, солнце ярко светит,
И гладкая вперед бежит лыжня!
(Беременные женщины и дети -
Все обгоняют, бедную, меня)

Щебечут птички (как болит колено),
Наполнен лес весёлой кутерьмой -
Усталые, довольные спортсмены
(Не все) вернутся вечером домой!

Мигает светофор в морозном дыме
Цветными леденцами огоньков.
Да, грамотность – «четыре», не отнимешь.
А прочее – умчалось далеко…
девочка

было хорошо

а я сегодня была в Лесу. Лес совсем маленький, недоеденный образцовой новостройкой. там довольно тесно: лыжники, дети, собаки, шведские ходоки, просто пешие люди, идущие из образцовой новостройки к родне в старый район подобно красным шапочкам с корзинками. но я удлинила маршрут в два раза к прошлому, описала как бы всё левое полушарие Леса и были минуты без людей. тихо, вдруг солнечно, тяжелый снег на неподвижных ветках до неба. я и покрышка камаза. я и гроздь пластиковых канистр-кормушек на сучках. я и древесная скульптура зайца. встретила березовую рощу, с которой не видалась со школы. упала всего один раз, уже на выезде. правда, распутывалась довольно долго, с моральной поддержкой чьей-то невеликой, но исключительно звонкой собаки. было хорошо.
подруги

памятка

сегодня, в первый день законного отпуска, прочитала в программке, что 41-й снова начинает крутить *Хаус MD*. наверняка, в этом их жутком переводе. хороший у меня на дисках, которые я вряд ли буду доставать из недр. а достану свою считалку, которую сочинила в начале последнего сезона единственного сериала, который посмотрела от начала и до конца. возможно, только потому, что онлайн и в прекрасной шумной компании из Белоруссии, Украины, России, Израиля, Штатов, Канады etc.
называлась она, как я помню,
*считалка апокалиптическая*

раз-два-три-четыре-пять–
мы идем тебя искать.
шесть-семь-восемь, милый доктор,
дальше будем ли считать?

РАЗ – глумишься и хромаешь.
ДВА – из мертвых воскрешаешь.
ТРИ – тошнит тебя в сортире.
всё с нуля начать – ЧЕТЫРЕ.
ПЯТЬ – рискуешь головой,
гаснет солнце – разум твой.
от тюрьмы и от сумы –
ШЕСТЬ – ты хочешь быть как мы.
вместо Кадди – СЕМЬ б****й
ВОСЕМЬ – целишься в людей…

для чего мы в эти очи смотрим как в небесну даль, что найти мы в них хлопочем, ждём чего, чего нам жаль?
для чего в груди дыханье прерывается тот час, не рукой когда, а дланью ты касаешься плеча?
будто есть утешенье среди наших забот в том, что Хаус решенье раньше смерти найдет…
будто смыслом-водою мир наполнится наш, прорастёт красотою каменистый пейзаж...

девять, десять - почему
за тобой бежим во тьму?
мы не очень верим в Бога,
но скучаем по нему.
пальчики

настроение бывшего августа

золото рубиново-зелёное
на деревьях держится едва,
хочется в кого-то быть влюбленным,
дыню есть, как будто целовать.

или ну её, любовь-заразу,
только чувствам аутодафе,
лучше подружиться вдруг и сразу
за потертым столиком в кафе.

или незлобивым тихим словом
через пол-страны кивнуть в ответ,
чтобы там кому-то стало клёво,
стало легче, почему бы нет..

пусть не дружба, так, души симпатия,
славное далёкое лицо,
зелено-рубиновая патина.
(я ведь к дыням в общем-то so-so)