Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

спины

август 16 года

***
собьются августа часы
заблудятся в дороге письма
в осеннем воздухе зависнет
недвижный цеппелин осы

***
облако в формате рококо
с нежно розовеющей краюшкой
так и видишь ножку или ушко
спрятавшихся путти да богов
праздных неулыбчивые лица
только миг все это будет длиться
и створожится как молоко


а вообще-то похолодало, зарядил дождик, даже не дождь, а водяная пыль. грибов продают не так чтобы много, а о том, чтобы отправиться за ними в лес, нет и речи, к сожалению.
пальчики

был у меня когда-то стишок

Вечер чист и путь далёк -
Одиночный, пеший.
Я сегодня колобок,
Ото всех ушедший.

Вдруг впечатаюсь щекой
В паутины мякоть…
То ли хочется покоя,
То ли просто плакать.

То ли двинуть прямиком,
То ли заблудиться,
То ли чаю с коньяком
Из ручья напиться.

Сесть на кочку как на трон,
Голову задравши:
Неба выцветший плафон
Облачком украшен.

Замерла на небе жизнь,
Все куда-то делись -
Самолёты унеслись,
Боги разлетелись.

Будто бальный зал кругом,
ДеревА – колонны,
Тих и гулок окоём,
Солнцем опалённый.

Пусто, пусто место свято,
Не шумит, не дышит.
Расползлись мои опята,
раскатились шишки.

Разошлись волчки в лесу,
Разбежались лоси.
И одна, лицом к лицу
Я встречаю осень.
девочка

(no subject)

И каких же мы,
голову задрав,
слов от бога ждем?
Пыль перед дождем,
мёд застойных трав,
банные дымы..
девочка

в 14 году написала

мелкой крапинкой, лапкой куриной
лето вышито на полотне

как астматику эфедрина,
счастья хочется даже во сне

ветер тёплый, вдохи глубокие
и не страшно расти в синеву

предсказуемое: *бог, ты есть*? -
просто спрашиваю, не зову
девочка

вот, а больше не надо, пожалуй, бывшие вспоминать

мысли о месяце термидор и соусе грюйер

барбариска во рту и щекотно щеке,
разлетается платье оборочкой,
и кирпич из солдатской пекарни в руке
жарко пахнет хрустящею корочкой.

рядом Берта шагает, собака ничья,
тоже любит она барбарис,
но сосать не умеет конфету, как я, -
исключительно хрумать и грызть.

на плацу разливается плач трубача,
дальним уханьем вторит оркестр,
объедаем мы все уголки кирпича
и расходимся возле подъезда.

где-то лобстер парит над небесным столом,
сырной корочкой дерзко маня,
но вкуснее, чем хлеб с этим сладким стеклом
в середине далекого летнего дня
никогда ни для Берты и ни для меня
ничегошеньки стать не смогло

в воскресенье одна удаляюсь с дачи в лес


вечер чист и путь далёк -
одиночный, пеший.
я сегодня колобок,
ото всех ушедший.

вдруг впечатаюсь щекой
в паутины мякоть…
то ли хочется покоя,
то ли просто плакать.

то ли двинуть прямиком,
то ли заблудиться,
то ли чаю с коньяком
из ручья напиться.

сесть на кочку как на трон,
голову задравши:
неба выцветший плафон
облачком украшен.

замерла на небе жизнь,
все куда-то делись -
самолёты унеслись,
боги разлетелись.

будто бальный зал кругом,
деревА – колонны,
тих и гулок окоём,
солнцем ослепленный.

пусто, пусто место свято,
не шумит, не дышит.
расползлись мои опята,
раскатились шишки.

разошлись волчки в лесу,
разбежались лоси.
и одна, лицом к лицу
я встречаю осень.
спины

пока не сочиняется новое

утром на верхнем балконе
в доме многоэтажном
кто-то на саксофоне
вдруг задудел протяжно.

клапаны перебрал он
небезупречно явно
и это было странно,
но почему-то славно.

звуки на ветках висли,
капая постепенно,
словно холодный рислинг
богом прошел по венам.

пасмурно было, сыро,
музыка, Eiswine на вкус,
таяла в трезвом мире
как нитевидный пульс.
мужчина на стуле

ещё один календарик

Зимой.
Крахмальный снег в полосках светотени
Старается искриться и сиять.
(Как в школьном третьеклассном сочиненьи -
«Четыре» - грамотность, а содержанье – «пять»).

Collapse )
окно

как букетик на шляпе бога

Читала Петёфи. Какое чудесное сравнение он нашёл для своей страны:

Как букет на шляпе бога.
Дивный край, подобье сада,
Глазу и душе отрада.

ах, никто-никто не скажет так о нас

...три стёртых треплются шлеи...в расхлябанные колеи...
Россия-мать и всё такое.

А иногда хотелось бы побыть просто букетиком, "маленькой, фантастической, не слишком значительной страной" (это из Петера Эстерхази).